Крамаренко А.В.
Судьба инноваций в среде обитания


Пусть есть новый проект, результирующий эффект которого может изменить условия жизни некоторой обособленной популяции. Разумеется, к любому осмысленному проекту прилагают не оценку физической реализуемости, а экономическое обоснование и соответствующие бизнес-планы.

Однако, имеющийся скорбный опыт заставляет предполагать, что экономическая оценка является последующим этапом относительно всех иных аналитических действий. Понятно, что если предусмотренная проектом деятельность запрещена законодательно, разработка бизнес-плана будет пустой тратой времени и сил. Но, кроме законов декларированных, существуют (особенно в малоцивилизованных странах) и законы неписаные, которые имеют не меньшую значимость при очень малой возможности их обойти. Поэтому необходимо произвести вероятностную оценку не только гипотез развития проекта, но и (в первую очередь) среды, внутри которой вся деятельность и планируется. Определим проект как действие, повлекшее за собой любое изменение в способе функционирования любого элемента общественной системы. Средой будем называть то состояние системы, в котором реализуются проекты. Позволим себе рассмотреть множество всех реализованных проектов с точки зрения теории информации и безотносительно к содержанию каждого. При этом будут учитываться только проекты с некоторой инновационной составляющей т.к. реализация проекта по имеющемуся прототипу относится скорее к области тривиального бизнеса. Оставаясь в рамках формального подхода, можно выделить подмножества проектов конструктивных, деструктивных и нейтральных. Договоримся называть конструктивным тот проект, который повлек за собой любое (даже сколь угодно малое) развитие экономики данной страны или повышение продолжительности жизни населения или иные положительные гуманитарные последствия.

Типичным примером может быть разработка микропроцессоров на едином кристалле, что повлекло за собой удешевление, повышение надежности и массовое распространение персональных компьютеров. Это принесло, в первую очередь, Соединенным Штатам немыслимые ранее экономические, политические и военные дивиденды.

Несомненно, что конструктивным проектом была разработка Дженнером противооспенной вакцины, которая привело к полной ликвидации особо опасного заболевания. Можно упомянуть также множество полезных изобретений, новых технологий и т.п.

Нейтральным проектом будем считать деятельность, которая привела к несущественному перераспределению сил и средств из одной области в другую или выигрыш рынка какой-либо фирмой а также все виды стереотипной экономической деятельности в рамках устоявшейся экономики.

Например: совершенно неважно кто производит модную обувь - фирма А или фирма В, просто какая-то из них угадала тренд моды, а другая нет.

Значительно больший интерес представляют существенно деструктивные проекты, т.к. есть подозрение, что именно они и определяют образ жизни в значительной степени. Действительно, если считать начало войны типично деструктивным проектом, то приходится признать, что ему была подчинена гигантская по объему деятельность по производству вооружения, обучению армии, подготовке общественного мнения и т.д.

К одной из самых деструктивных можно также отнести деятельность по организации торговли наркотиками или сепаратисткие движения национального толка. Не будем также забывать о марксизме, породившем чудовищные тоталитарные режимы.

Разумеется, следует учитывать, что любой деструктивный проект не может существовать в неприкрытом виде, т.к. распростанение информации о нем по открытым каналам связи приводит к противодействию вследствие расхождения с существующими этическими нормами. Поэтому он должен быть либо ЗАМАСКИРОВАН, либо смещен в область, где этических норм нет, т.е. в криминальную (торговля наркотиками, например).

Наибольший интерес вследствие своих тяжелых последствий представляют именно замаскированные проекты. Причем иногда маска в виде идеологии заслуживает отдельного изучения. ( Это выходит за рамки данного исследования и потому не рассматривается).

Необходимо также учитывать взаимодействие между проектами разных типов, т.к. между деструктивными и конструктивными явно существует интерференция: начало войны блокирует исследования в гуманитарных областях, а освобождение из тюрьмы бандитов уменьшает среднюю продолжительность жизни.

В этой связи можно рассматривать всю совокупность выполненных проектов (в предположении, что именно она формирует среду или основу для реализации последующих) и дать оценку среды, в которой заявленный проект и предполагается реализовать. С учетом интерференции, среду можно определять, как деструктивную, если она максимальна благоприятна для реализации проектов соответствующего типа, либо наоборот. При этом вследствие той же интерференции нейтральная среда будет временным состоянием, т.к. вся система становится нестабильной (она достаточно быстро перейдет в одно из крайних устойчивых состояний).

Разумеется, подобные ситуации относятся к области компетенции теории катастроф и требуют серьезного анализа с применением нешуточной математики. Тем не менее, есть возможность сформулировать достаточно простые следствия из вышеизложенного.

  1. Среда не может быть деструктивной неограниченное время, т.к. суммарное действие реализованных проектов приведет к полному развалу экономики и последующие проекты лишатся базы паразитирования (если вирус уничтожает хозяина, он погибает и сам).
  2. Среда не может быть абсолютно конструктивной вследствие стохастического процесса появления глубоко замаскированных деструктивных проектов (социалистические идеи развивались на благоприятной экономической почве).
  3. Переходы от одного типа среды к другому должны происходить через катастрофу с полной сменой элиты общества (разгром Германии и смена правительства).
  4. Реализация массы незамаскированных деструктивных проектов приводит к формированию преступного государства, которое рано или поздно придет в противоречие с этическими принципами остального мира (примеров много).
  5. Попытка реализации проекта в среде с обратной полярностью приведет в лучшем случае к убыткам.

Последний вывод представляет практический интерес, поэтому имеет смысл остановиться именно на нем. Действительно, попытка реализовать деструктивный проект по продаже крепких высокотоксичных сигарет в цивилизованной стране или намерение провести всеобщую диспансеризацию с вакцинацией среди афганских моджахедов обречены на неудачу настолько явно, что доказательсва не нужны. А попытка получить прибыль в этих случаях может вызывать только смех или сомнения в психической состоятельности авторов проекта.Тем не менее, оба проекта реализуемы, если их поменять местами. И оба будут прибыльны.

В итоге можно сформулировать закономерность: проект может быть прибыльным только в том случае, когда он реализуется либо в нейтральной, либо в среде одной с ним полярности. Попытка обойти это положение требует серьезной МАСКИРОВКИ проекта на время, равное его существованию.

Пример: финансовая пирамида мгновенно разваливается в тот момент, когда в открытые каналы связи просачивается информация об истинном типе этого проекта. Однако, если примеров маскировки деструктивных проектов можно найти множество, то прецедентов успешной маскировки конструктивных крайне мало (чаще всего они реализовывались только методом административного прессинга и на краткое время).

Из этого следует и еще один печальный вывод - в устойчивой деструктивной среде никому невозможно помочь (т.е. реализовать гуманистические проекты), можно только ожидать самопроизвольной трансформации среды вследствие вымирания или принудительной смены элиты (элиту в данном случае рассматриваем как совокупность элементов общества, имеющих максимальную полезность или максимальную вредность т.к. элементы с малой полезностью/вредностью в элиту не попадают никогда).

Попробуем рассмотреть среду постсоветского государства в пределах вышеизложенных соображений. При этом будем учитывать, что мгновенный временной срез практически бесполезен и оценку можно получить только в виде интегрального показателя от предыдущих успешно реализованных проектов.

Приходится признать, что проект ликвидации СССР с разрушением существовавших худо-бедно экономических связей, изменением уклада жизни, лишением идеологии вместо ее смены, был существенно деструктивным и повлек за собой образование группы сатрапий с более или менее слабоумными (в стратегическом плане) режимами.

К сожалению, к одной из таких сатрапий и относится этот текст. И в ней с момента объявления независимости реализованы следующие проекты:

  1. Блокировка свободного товарообмена с соседними государствами путем введения коррумпированных государственных таможенных структур (под МАСКОЙ независимости и территориальной целостности).
  2. Нарушение коммуникации путем перевода делопроизводства на язык практически малознакомый большей части населения (под МАСКОЙ содействия национальным интересам).
  3. Создание избыточных вооруженных сил и полицейских подразделений, которые ведут борьбу только с некоторыми преступными элементами в интересах других, но не населения(без МАСКИ, при дезинформации о численности, целях и задачах).
  4. Организация практически беспошлинного импорта с подрывом базы собственного производства (под МАСКОЙ либерализации).
  5. Разворовывание и уничтожение оставшейся производственной базы (под МАСКОЙ приватизации).
  6. Разрушение системы образования и здравоохранения (под МАСКОЙ реформирования)
  7. Разрушение собственного производства методом налогового прессинга: проводится без маскировки и не вызывает нарекания только ленивых.
  8. Декларация сотрудничества с соперниками ближайшего соседа, что привело к потере оборонных заказов(под МАСКОЙ интеграции в мировое сообщество).Выгода здесь непонятна, похоже, проект полностью идиотский.
  9. Государственное участие в прямом воровстве транзитных энергоносителей и образование откровенно преступных кланов на высоком государственном уровне (на поздних стадиях, после невозможности дальнейшего разграбления оставшегося наследства). Эта операция была бездарно выполнена без маскировки и вскрылась через короткое время.
  10. Масса мелких, откровенно лоббированных деструктивных проектов(запрет ввоза автомобилей и т.п.)

Вышеуказанные действия повлекли следующие последствия:

  1. Практически полное разрушение экономики, особенно в области производства (имеющиеся государственные заявления о промышленном росте являются не более чем МАСКОЙ очередного деструктивного проекта. Есть подозрение, что будет продано САМО НАСЕЛЕНИЕ (!) т.к. первые признаки в виде продажи платежей населения иностранным энергоРАСПРЕДЕЛЯЮЩИМ (не производящим NB!) компаниям уже есть).
  2. Снижение продолжительности жизни, двукратное превышение смертности над рождаемостью, эпидемии туберкулеза, массовая эмиграция, сокращение количества населения и другие анизотропные гуманитарные последствия.
  3. Утечка мозгов, исключающая возможность трансформации элиты - негативный прогноз по меньшей мере на два поколения.
  4. Неучастие в международной гонке вооружений, что неизбежно приводит к остановке технического прогресса, если о таковом можно еще говорить.

Основной вывод: описанная выше деятельность привела к уменьшению количества путей выхода из кризиса (фатальной сингулярной воронке как результату сужения пространства решений) после реализации каждого из вышеописанных проектов. Прогноз, как всегда в подобном случае, - катастрофный (хотя и не обязательно катастрофический).

Это, впрочем, удел публицистики и пророков, нас в данном случае может интересовать оценка реализованных проектов. Несомненно, они были деструктивными и почти все маскированными, а среда, в которой они были успешно реализованы, должна быть признана устойчиво деструктивной.

Для оценки априорной судьбы некоторого проекта попробуем проанализировать результат внедрения массовых инноваций в повседневную жизнедеятельность. Таких (действительно массовых) событий немного, рассмотрим наиболее известные.

Это либерализация средств массовой информации, сотовая связь, мелкий некриминальный бизнес, свободный импорт, компьютеризация.(Крупный бизнес как результат трансформации государственных монополий в этом ряду рассматривать нельзя, это не инновация). К сожалению, приходится признать, что все эти события были деструктивными.

О свободном импорте уже говорилось, свободные средства массовой информации кроме низкопробных фильмов рекламируют еще и экстрасенсов, сотовая связь не нужна для экономики и не по карману всему обществу( стоимость телефона равна годовому бюджету пенсионера), мелкий бизнес существует только в торгово-спекулятивной области, а вот с компьютеризацией стоит разобраться подробнее.

Как ни парадоксально, компьютеры, используемые вне рамок специализированных систем (типа билетных железнодорожных или медицинских в составе ЯМР комплексов) приносят существенный вред, отвлекая часть работоспособного населения на деятельность в качестве пользователей, отвлекая средства на закупку нового программного и аппаратного обеспечения за границей, смещая интересы из области продуктивной деятельности в бесплодное обсуждение достоинств очередной игры (чаще всего дебильной).

Разумеется, компьютер - замечательная вещь в условиях адекватной экономики, но в случаях эпидемии чумы во времена средневековья - бесполезен и вреден. Т.е. избыточное количество свободно закупленных компьютеров - проект, похоже, деструктивный, нисколько не способствующий ни развитию экономики (она в них просто не нуждается) ни поднятию уровня и качества жизни населения. Он принес доходы только компаниям-производителям за счет ухудшения качества жизни остального населения страны N.

Не следует ни в каком случае рассматривать вышеизложенное как банальную критику исполнительной или законодательной властей. Они, конечно, слишком ничтожны по своему влиянию, чтобы оказать значимое воздействие на процесс колебания количества энтропии в данном геобиоценозе. И злого умысла здесь тоже, конечно, нет, иначе злоумышленника придется признать гением всех времен и народов. А все, видимо, серьезнее - лемминги уговорам не поддаются, идут - и тонут.

Получается, что в условиях вышеописанной среды не может быть реализован ни один МАССОВЫЙ конструктивный проект, т.е. он все равно повлечет за собой тяжелые гуманитарные последствия и дорога в ад не может быть вымощена ничем, кроме благих намерений. Но гипотеза о возможности реализации ЕДИНИЧНЫХ нейтральных или конструктивных проектов пока не опровергнута (клинический оптимизм неистребим). Поэтому рассмотрим требования, которые могут быть предъявлены конструктивному проекту. Естественно, учитываем, что реализация планируется в устойчивой деструктивной среде (доказательств было достаточно?).

  1. Он не может быть массовым, государственным и разрекламированным т.к. интересы любого клана по своим аппетитам превысят все ожидаемые доходы.
  2. Он не может быть замаскирован т.к. "обратная" маска, противоречащая этическим требованиям, возможна только среди совсем уж диких племен.
  3. Он не может опираться на бюджетное финансирование т.к. оно вполне контролируется коррумпированными группами и без участия в них финансирования не будет.
  4. Он не может быть полностью частным, т.к. войдет в противоречие с кланами, владеющими контрольными государственными функциями и определяющими политику в производстве требуемой техники.
  5. Он не может быть международным по причинам, изложенным в пункте 1. Кроме того, появится масса руководителей, которые захотят контролировать ситуацию. Руководители, понятное дело, будут со стороны государства N и ситуацию захотят контролировать в свой карман.

Эти требования являются взаимоисключающими, что само по себе определяет прогноз...

Весьма сомнительной возможностью инновации можно считать передачу гипотетических прибылей наиболее влиятельной государственно-коррумпированной группе при согласии лишь на доходы от производства требуемых изделий. Только при выполнении этого условия проект перестает быть конструктивным и может быть реализован в описанной выше среде. Тем более, что если в рамках стабильной и процветающей экономики повышение производительности труда, снижение затрат и инновации в области технологии имеют принципиальное значение, то в нашем случае необходимым является лишь предельная авторитарность, направленная вниз и соучастие в коррумпированных или бандитских группировках, направленное вверх.

Тем не менее, среда имеет локальные неоднородности, в ней встречаются заповедники и резервации, и не все идет к своему предсказанному концу. И он отнюдь не обязательно наступит.

В некоторых областях человеческой деятельности не наблюдается деградации, улучшается качество некоторых продуктов питания, развиваются средства связи т.п.

Объяснением может быть порог процессов, определяющих судьбу инноваций. Если величина новизны является докритической, она может быть безразлично воспринята средой (качество майонеза улучшать не возбраняется). Если же инновация является надпороговой, что может привести к существенным возмущениям информационного поля, ее судьба предсказуема и описана выше.

Дополнение к основным выводам может быть сформулировано так: никакой надпороговый конструктивный проект не может быть реализован в описанной среде. До ее самопроизвольного изменения не будет ни серьезных открытий в области науки, ни существенных улучшений в повседневной жизни. Желающим делать что-либо по настоящему новое можно посоветовать работать в других географических координатах. Или медленно, очень медленно, улучшать качество майонеза.

И естественным кажется вопрос: как долго такое ужасное положение будет существовать на этом пространстве суши. Оно, впрочем, кажется таковым только более менее культурным людям, т.к. элементы антиэлиты (начальники) живут лучше, чем раньше и много лучше, чем плебс (дисбаланс резко возрос по сравнению с советскими временами).

Чернь живет много хуже, но возможность свободно гавкать, гадить под себя и грызть соседа во многом снижает требования к качеству жизни. Кроме того, повышение смертности (особенно людей пожилого возраста) решило жилищную проблему и продолжает воодушевлять остающихся.

Т.е. ситуация является стабильной на прогнозируемом временном интервале, намного превышающем длительность жизни одного поколения. При этом нет никаких признаков, что она перестанет быть стабильной в теоретически обозримом времени. Перемены ведь могут прийти только извне, т.к. вымирающие народы не бунтуют (критический момент пройден в 1991-1993). Но чудес не будет. И элита вследствие утечки мозгов самостоятельно не переменится (критическая масса умных людей формируется не в своей столице, а рассеивается по миру). Будет "вечная музыка".

Попробуем аргументировать такой обнадеживающий вывод. В мировой экономике нужны, как это ни печально, убогие государства. Иначе негде будет закупать кокосы, расплачиваясь кольцами, которыми дикари украшают свой нос. Это звучит оскорбительно, но перешагнем через эмоции и отложим на минуту свое собственное кольцо.

Спросим себя: как поступает мировой бизнес с дикарями? Ведь их не бьют, не обижают, с ними - торгуют. Они продают кокосы (копру, нефть, природные ресурсы) а покупают кольца в нос и дорогие машины для князька (несмотря на то, что на острове практически нет дорог). Все довольны.

Князек иногда ездит по Европе, заседает в международных организациях, дикари бегают с новенькими носовыми украшениями и о них периодически поднимают шум сердобольные и тоже международные организации. Им присылают гуманитарную помощь, списанные медикаменты и все, в общем, в порядке.

Заметим, что эта ситуация является СТАБИЛЬНОЙ. Дикари не могут перестать торговать т.к. они не монополисты в производстве кокосов (копры, нефти и т.п.). Они не могут сменить князька именно вследствие того, что они дикари, и они не хотят лишиться новых носовых украшений.

Да и зачем им что либо менять? Ведь все довольны. А недовольные уезжают учиться в цивилизованные страны, остаются работать там и воздух на острове не портят. Он остается первозданно чистым и диким. И НА ОСТРОВЕ НЕ БУДЕТ НИКАКИХ ИННОВАЦИЙ.

Теперь заменим понятие носового кольца на компакт-диски популярных рок-групп, на новые компьютерные игры или мордобойные фильмы. Не забудем секонд-хенд и гуманитарную помощь. Оставим князькам мерседесы и оборотимся на себя...

Да, аналогия - не доказательство. Но это не аналогия. Это, увы, общая закономерность, причем очень легко формализуемая.

Но Бог с ними, с дикарями. Нас ведь интересует прогноз внедрения инноваций у нас. Но его уже можно не делать, он совершенно очевиден.

Уже несущественно, является ли среда деструктивной. Мы уже необратимо прошли критическую точку провала в дикий мир. Мы входим в стабильное состояние острова со свежим воздухом. Мы не можем все одновременно спонтанно поумнеть, это генетически невозможно. Мы не можем вернуть тех, кто уехал, не можем воскресить старую элиту. Нас могут вывести из этого состояния только в результате некоторого общемирового катаклима, вероятность которого крайне мала.

Но если нам помогут из него выйти, НЕ ЗАХОТИМ ЛИ МЫ ВЕРНУТЬСЯ?



Новости|О компании|Продукция|Прайс-лист|Контакты|Публикации|Архив|Медицинский центр|Наши партнеры